» » » Дело – труба / Brassed Off (1996)

  • О фильме
  • Кадры
  • Создатели
  • Рейтинги
  • Отзывы
  • Смотреть онлайн
  • Дело – труба 1996 смотреть онлайн




    В маленьком городке на севере Англии закрывается шахта, единственное городское предприятие. Вместе с ней умрет и гордость горожан любительский духовой оркестр. У местных жителей остается одна призрачная надежда победа их любимцев в национальном чемпионате духовых оркестров.

    Но не веря в успех, музыканты готовятся «повесить трубы на гвоздь». И тут в городок возвращается Глория, внучка легендарного бывшего руководителя оркестра и первая любовь трубача Энди. Ее появление возрождает в мужчинах боевой дух.
  • Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996) Дело – труба / Brassed Off (1996)
  • Режисеры: Марк Херман

    Cценаристы: Марк Херман

    Продюсеры: Стив Эбботт, Оливия Стюарт

    Операторы: Энди Коллинз

    Художники: Дон Тейлор, Фелисити Джолл, Эми Робертс, Брайан Рид

    Монтажеры: Майкл Эллис

    Студии: Channel Four Films,Miramax Films,Prominent Features


  • Рейтинг Кинопоиск: 6.977

    Рейтинг на imdb: 7.10 (16 425)

    Рейтинг MPAA: Лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого

    Сборы в США: $2 576 331 сборы

    Зрители: Великобритания - 935.1 тыс,Франция - 717.2 тыс,США - 552.1 тыс

  • Рецензии и комментарии зрителей

    В маленьком городке на севере Англии закрывается угольная шахта, главное городское предприятие, кормящее всё местное население. Вместе с ней смерть грозит и гордости горожан — любительскому духовому оркестру, существующему уже сто лет. Причина банальна — оркестрантам будет просто нечем платить ежемесячные взносы. Однако у музыкантов остаётся призрачная надежда: победа в национальном чемпионате духовых оркестров в Лондоне. Не очень-то веря в успех, оркестранты втихаря готовятся «повесить трубы на гвоздь» и намереваются отказаться от поездки в столицу.

    Но тут в городок возвращается Глория, внучка бывшего руководителя оркестра и первая любовь трубача Энди. Её появление возрождает в мужчинах боевой дух, но опять же ненадолго. Скоро выясняется, что Глория работает в городской администрации и проводит аудит шахты. Для членов оркестра она автоматически переходит в стан врагов и становится предателем их интересов. В наиболее сложную ситуацию попадает Энди, который должен теперь сделать непростой выбор: либо остаться на стороне музыкантов и предать своё чувство, либо постараться защитить девушку...

    Удивительным образом британцу Марку Херману удалось совместить комедийный сюжет с острой критикой реформ английской «железной леди» Маргарет Тэтчер, которые были ориентированы на закрытие нерентабельных предприятий, и в том числе угольных шахт, что привело к массовым забастовкам и безработице. Фестивальный успех этой комедии предопределил последовавший через год прорыв к массовому зрителю «Полной обнажёнки» (у нас — «Мужской стриптиз»), ещё одной британской социальной комедии, ставшей уже мегахитом мирового масштаба.

    ---------------------------------------

    Каково потерять то, без чего твоя жизнь перестает иметь смысл?! Сложно рассуждать об этом в глубокой молодости, когда многое ещё впереди, багаж серьезных потерь пока не так уж велик да и, к тому же, дело всей жизни как таковое пока существует лишь в виде некой мысли, которая сегодня — то, а завтра — уже что-то другое...

    Потерей может стать что угодно, будь то смерть любимой собаки или разочарование в самом близком друге, осознание ненависти к тому, чему ты посвятил всю жизнь, или же отсутствие сил помешать судьбе отнять у тебя дело всей жизни — у всякого человека свой «список» жизненно важного...

    Городки, подобные Гримли, такие же маленькие и одинокие в своей удаленности от столицы, зачастую и существуют только лишь за счет чего-то, могущего рухнуть в любой момент. Уголь стал «прошлым веком»... Работникам шахты придется попрощаться с уверенностью в завтрашнем дне, попытаться сохранить веру и, может быть, в очередной раз разочароваться в жизни. Словно осиротевшие, местные жители ищут опору, отдушину, которая не даст им погрязнуть во внезапно настигшей город безысходности.

    Оркестр Гримли — предсмертная агония доживающего свои последние дни единственного предприятия города; группа талантливых работяг под началом сурового и влюбленного в музыку старика Данни, непреклонно верного себе и своим принципам. И, хотя сами потеряли практически всё, музыканты пытаются не отступать. Перед нами люди, каждый со своими проблемами и характером, такие простые и искренне настоящие, что невольно чувствуешь себя их соседом, соратником, другом по несчастью... Трагичность их историй не кажется сверхъестественной драматической показухой, что свойственно многим фильмам подобного рода (особенно, в последние годы), но и от осознания жизненности увиденного легче не становится.

    На мой взгляд, способность фильма задевать зрителя за самые чувствительные участки души заключается в умении режиссера отобразить жизнь без прикрас, такой, какой её привык видеть любой человек. Марку Херману удалось это мастерски — фильм поражает в самое сердце.

    ---------------------------------------

    Замечательный британский фильм, балансирующий на стыке социальной драмы и музыкальной комедии.

    Фильм основан на реальных событиях, происходивших в Великобритании в середине 80-х — начале 90-х годов, когда консервативное правительство Маргарет Тэтчер закрыло десятки шахт, в результате чего сотни людей из шахтёрских посёлков лишились рабочих мест, а забастовки и акции протеста ни к чему не привели.

    Действие фильма происходит в вымышленном йоркширском городке Гримли, большинство жителей которого трудятся на шахте, добывающей уголь. Другой работы в городке практически нет, а эта отнимает массу времени, не давая взамен достойного финансового вознаграждения. Дело доходит до трагикомичного. Так, муж и жена успевают переброситься лишь парой слов в сутки на пороге собственного дома: сначала когда он уходит в ночную смену, а она возвращается с дневной, и наоборот.

    Единственной отдушиной для шахтёров является духовой оркестр. Впрочем, издёрганные туманностью собственного будущего музыканты-шахтёры перестают получать удовольствие от этого хобби и продолжают репетиции лишь как дань уважения традиции, поскольку оркестр при шахте существует уже не одно поколение.

    В конечном счёте, оркестр становится единственной возможностью шахтёров привлечь внимание общественности к своим проблемам благодаря тому, что наступает время традиционного музыкального конкурса шахтёрских коллективов с финальным концертом в лондонском Альберт-Холле.

    Возможно, кому-то фильм покажется недостаточно глубоким или наивным, а кого-то отпугнет освещение будней рабочего класса (как в фильмах Кена Лоуча) — всем не угодишь. Но в первую очередь «Brassed Off» это фильм не столько о шахтёрах как профессии и тем более не о музыке — это всё частности. Главным образом это повествование о простых и понятных человеческих ценностях, таких как семья, преданность, верность идеям и чувство локтя. Причём всё сделано до того искусно, что берёт за душу и подкупает своей ненаигранностью.

    Обычно я стараюсь не упоминать о пресловутой «актёрской игре», слишком уж субъективны впечатления от игры актёров, но здесь нельзя не отметить шикарные роли Пита Постлуэйта в роли пожилого дирижёра оркестра и Стивена Томпкинсона в роли многодетного отца, вынужденного подрабатывать клоуном на детских утренниках, чтобы оплатить аренду за дом. Традиционно хорош и МакГрегор.

    Печально, что в России фильм малоизвестен. Найти его с русским переводом мне так и не удалось. Может оно и к лучшему — в оригинале имеется немало удачных шуток-каламбуров, равно и как ни один перевод не заменит интонации актёров в кульминационных сценах. Вот только тем, кто будет смотреть «Brassed Off» на английском, рекомендую найти английские же субтитры, поскольку акцент, на котором говорят актёры, фонетически весьма далёк от привычного американизированного или даже классического британского варианта английского языка.

    Вкратце — шикарное кино.



    ---------------------------------------

    На мой взгляд- это просто потрясающая социальная драма-извечная борьба — народ и система. Фильм конечно же не для развлекательного просмотра, но то, как авторы рассказали нам простую на первый взгляд историю, действительно можно отнести к высокому искусству. И очень жаль что такие фильмы заслуживают у некоторых обывателей, меньше внимания, нежели мастерски снятый блокбастер. Далеко непростые, житейские будни, местами даже трагичные- приправлены очень колоритным, и местами даже иронично-комичным диалогом. И конечно же актерская игра... Забываешь вообще что это кино- весь фильм-одни эмоции, очень живые и настоящие. Начинаешь так сопереживать героям картины, что и не замечаешь как подкатывает к горлу ком, и раз,- в глазах уже слезы. Это кино покажет вам, как действительно вдруг дело оказывается «трубой», как важны в жизни родные и близкие люди, как друг-товарищ-потешник, незаметно для вас, становится другом с большой буквы, и что особенно приятно — так это, вечно который некоторые из нас так любят терять,-оптимизм. Всем кто любит серьезное кино-наслаждайтесь! А тем, кто не очень-попробуйте!



    ---------------------------------------

    О том, как в тяжелые времена важно поддерживать своих. Особенно когда они косячат и это по касательной задевает вас.

    А) 4 момента, которые могут быть не ясны российскому зрителю или затруднят восприятие фильма.

    1. Британцы естественно знают историю собственной страны и им не надо рассказывать частью каких событий стала драма городка на севере Англии. В середине 80-х правительство Великобритании фактически ликвидировало целую отрасль: незадолго до забастовки 1984-85 гг.. в угольной индустрии работало 250 тыс. человек, а уже через десятилетие — всего 10 тыс. человек. У этого решения не было особых экономических резонов: закрывались, в том числе, и прибыльные государственные шахты, а Великобритания перестала быть главным экспортером угля в З. Европе и, более того, поставила свою промышленность на 85% в зависимость от иностранных поставок угля. Все делалось из-за политики, ради того, чтобы премьер-министр Маргарет Тэтчер одержала победу над главными противниками ее реформ, над профсоюзами, сломив хребет самому сильному из них, Национальному профсоюзу горняков (NUM). Ставки были столь велики, что по словам министра финансов Найджела Лоусона, они собирались на финальную битву с профсоюзом шахтеров «так же, как правительство готовилось отразить вторжение Гитлера в конце 1930-х». Правительство Тэтчер не просто спровоцировало забастовку, подгадав удобный для себя момент, но и разработало специальную стратегию создания национальных запасов. Уголь и горючие топливо стали собирать со всего мира аж за 2 года до начала национальной забастовки. А то прошлое правительство Консервативной партии в 70ые попыталось было с кондачка провести аналогичные реформы, так в ответ получило 2 национальные забастовки, лишавшие электростанции страны британского угля.

    Масштаб произошедшего трудно переоценить. Только напрямую, лишением единственного источника дохода закрытие шахт затронуло несколько процентов населения страны (шахтеров, членов их семей, жителей угольных моногородов). Широко распространена точка зрения, что поражение забастовки в той или иной степени несло последствия для всех жителей страны, стало переломным моментом в современной истории Великобритании. А по мнению ряда социальных исследователей, это коснулось и жителей других стран З. Европы, дав «зеленый свет» широкомасштабному проведению неолиберальных реформ.

    2. Киноязык фильма не привычен большинству россиянам, но отлично знаком жителям туманного Альбиона. «Дело — труба» очень похоже на британские комедии 50х с их верой в обычных людей, решимость которых позволяет преодолевать неблагоприятные обстоятельства, ригидность бюрократии и предрассудки своего класса.

    3. Очень отвратителен русскоязычный перевод, по всей видимости, единственный. Закадровый голос проглатывает как минимум треть шуток и запарывает финальную речь. Так что знающим английский язык имеет смысл включить субтитры.

    4. Режиссер Херман больно уж перестарался с вырисовыванием типажей персонажей. Режиссер сам вырос в таком же маленьком городе в графстве Йоркшир и естественен его порыв по возможности максимально рассказать про людей, знакомых ему с детства. Но персонажей как-то уж больно много, от их обилия в глазах даже начинает немного мельтешить.

    Б) Отзыв о фильме.

    Если честно, решил глянуть фильм исключительно из-за Юэна МакГрегора. А оказалось, для России «Дело — труба» очень непривычное кино: наши остросоциальные ленты о том, как современность топчет маленького человека до невозможности тоскливы. И еще очень ободряют своим жизнелюбием герои-англичане, готовые поддерживать друг друга в любой ситуации.

    Легко увидеть параллель между событиями в маленьком английском городке и происходящим в российских моногородах десятилетием позже. В конце 90х наше правительство также массово закрывало угольные шахты, ломая через колени судьбы сотен тысяч людей. И также больше не из-за экономических, а политических причин: правительство действовало в отместку за массовые протесты шахтеров, прошедшими несколькими годами ранее. И каждое такое закрытие становились катастрофой: ведь люди не просто теряли работу, с закрытием градообразующей шахты погибало все общество вокруг них, разрушалось все ценное и важное, на что люди опирались, строя свою жизнь и планы на будущее.

    Вот только российские режиссеры про наших шахтеров не снимают, а когда все-таки берутся за остросоциальную проблематику — на зрителя обязательно выливают ушат уныния и беспроглядной безысходности, как будто россиянам в повседневной жизни этого мало. А режиссер Херман так ловко откалибровал формат лирической комедии, что ничего не приукрасил, не переврал и не утаил в далеко не самой веселой истории, однако рассказал ее так, что глядя на героев хочется улыбаться.

    И еще хочется сопереживать героям-шахтерам, демонстрирующих удивительный для России уровень взаимовыручки. Режиссер вовсе не случайно концентрируются на всех этих многочисленных неформальных практиках, вроде моментов, когда продавец супермаркета тайком дает из кассы денег покупательнице-одинокой многодетной матери, или когда друзья героя Юэна МакГрегора запрещают ему общаться с «этой девушкой из управления», или когда на профсоюзном собрании шахтеры демонстративно бьют себя в грудь, громогласна обещая, что все как один откажутся от предложения работодателя. Это та самая Культура Солидарности, которая, кажется, почти полностью утеряна российским гипериндивидуализированным обществом. А, вот, жители провинциальных английских городов держаться за нее до последнего: им просто не на что было еще опереться все предыдущие десятилетия, когда они хотели улучшить собственную жизнь.

    В какой-то момент культура классовой шахтерской солидарности дает сбой: героев подводят даже их товарищи, которые не выдерживают давления государства и дают вынужденное согласие закрыть шахту. Как на это реагировать? Большинство россиян на несправедливость со стороны властей предпочитает реагировать уходом в тихий запой или депрессию, публично возмущается лишь оппозиционное меньшинство. Однако, это самое меньшинство, почему-то, презирает большинство, отказывается считать большинство жертвой и отказывает ему в праве на сочувствие. Хотя, по их же собственным словам, большинству приходится терпеть от власти сплошь лишения. Совсем иное дело герой Юэна МакГрегора с друзьями. Они трезво оценивают реальность, понимают обстоятельства, выкрутившие руки их коллегам — и потому решают выражать безусловную поддержку своим товарищам, а не отталкивать их от себя.


    Знаете ли вы что?

    [pkpvalue_trivia]