» » » Конец романа / The End of the Affair (1999)

  • О фильме
  • Кадры
  • Создатели
  • Рейтинги
  • Отзывы
  • Смотреть онлайн
  • Конец романа 1999 смотреть онлайн




    Когда-то Морис и Сара были единым целым, которое не могла разрушить никакая сила. Их сердца бились в такт, и впереди влюбленных ждала целая вечность. Но одно единственное мгновение изменило все.

    Через несколько лет, проведенных в отчаянии, Морис решает понять, почему Сара ушла от него. Пытаясь раскрыть таинственную причину разрыва, он вскоре понимает, что конец их любви был всего лишь началом.
  • Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999) Конец романа / The End of the Affair (1999)
  • Режисеры: Нил Джордан

    Cценаристы: Нил Джордан, Грэм Грин

    Продюсеры: Нил Джордан, Стивен Вулли, Кэти Сайкес

    Операторы: Роджер Прэтт

    Художники: Энтони Прэтт, Джон Билингтон, Крис Сигерс, Тони Вулард, Сэнди Пауэлл, Джон Буш, Джоэнн Вулард

    Монтажеры: Тони Лосон

    Студии: Columbia Pictures Corporation


  • Рейтинг Кинопоиск: 7.139

    Рейтинг на imdb: 7.20 (17 883)

    Рейтинг MPAA: Лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого

    Бюджет: $23 000 000

    Сборы в США: $10 827 816 сборы

    Зрители: США - 1.98 млн,Великобритания - 819.5 тыс,Италия - 148.6 тыс

    Релиз на DVD: 9 ноября 2000,«Columbia/Sony»,

  • Рецензии и комментарии зрителей

    Лондон времён Второй мировой войны. Сара Майлс, бездетная женщина средних лет, живёт в браке с нелюбимым мужем Генри — чиновником, думающим только о работе. Однажды она знакомится с писателем Морисом Бендриксом, который заинтригован новой знакомой, но исключительно с профессиональных позиций, ибо в книге, которую он пишет, заявлена похожая на Сару героиня. Однако когда Сара и Морис переступают грань между дружбой и сексом, у них завязывается роман — головокружительный и безрассудный.

    Во время очередного тайного свидания начинается воздушный налёт, но любовники решают испытать судьбу и не спускаются в бомбоубежище. В результате попадания одной из бомб взрывная волна отбрасывает Мориса в лестничный проем. Когда он приходит в себя и поднимается в комнату, то видит истово молящуюся Сару, после чего она без объяснений покидает его, даже не простившись. Неожиданный разрыв, инициированный возлюбленной, на долгие годы лишает Мориса покоя, вынуждая страдать от подозрений и теряться в догадках.

    «Конец любовной связи» — именно под таким переводом на русский язык числится в обширном «послужном списке» английского писателя Грэма Грина этот роман, написанный ещё в 1955-м году. Отсрочка экранизации может объясняться тем, что Грин в непривычном ракурсе исследует любовные отношения. Притом, что поступки героев выглядят вполне реальными, они устремлены к некоему высшему смыслу и подчинены божественному провидению. Кроме того, первоисточник предлагает двойной взгляд на любовную связь — глазами мужчины и женщины.

    В экранизации Джордана одна из самых трогательных и эротичных книг о любви по большей части сохранила изначальную глубину, утонченность психологизма и авторскую печаль. Витиеватая структура фильма, в котором сюжет совершает несколько переходов из одного времени в другое, задана уже в первой сцене, в которой муж Сары делится с Морисом подозрением, что жена ему изменяет. В ответ писатель рекомендует супругу нанять частного детектива и по мере наблюдения за Сарой всё глубже погружается в её жизнь. Из этого следует, что Морис начинает следить как бы за самим собой.

    Любовная коллизия приобретает очертания весьма прихотливой конструкции, где границы между прошлым и будущим постепенно размываются. На это работает и детективная интрига (тяготение к ней можно объяснить тесной связью Грэма Грина с разведслужбами Британии), долгие годы волновавшая Мориса, не находящего ответа на вопрос: что же могло послужить причиной неожиданного разрыва отношений. Необычным выглядит и сам любовный союз: муж понимает, что у жены есть любовник и, тем не менее, мирится с этим, ибо единственный знает, что время, отпущенное Саре на радости земные, уже начало свой последний отсчёт...

    Поэтому, несмотря на унизительное положение обманутого супруга, Генри испытывает к любовнику жены почти мазохистскую симпатию. Ибо понимает, что тот помогает ей наслаждаться жизнью, что сам он, как муж, дать не в состоянии. И потому финал истории не представляется таким уж странным...

    ---------------------------------------

    Говоря об экранизации произведения одного из наиболее читаемых романистов XX столетия, нельзя не обратиться к литературному первоисточнику и биографии его создателя, ведь слишком отчётливо здесь проявляются отпечатки его мускулистых пальцев, слишком выпукло проступает его болезненно противоречивая личность. «Главные герои книги непременно должны иметь некоторое сходство с автором», — утверждает Грэм Грин, сублимируя свои внутренние конфликты в мелодраматическую историю, события которой высвечены религиозной тематикой. Литературный роман, принёсший Грину международную известность и закрепивший за ним ненавистный ярлык «католического писателя», во многом основан на личном опыте романов любовных. В любви писатель был неистов всегда: годы агрессивных ухаживаний за будущей супругой сменялись жгучими интрижками с проститутками, а так же бурными увлечениями замужними чужестранками и не менее замужними соотечественницами. Страстные отношения с богемной красавицей Кэтрин Уолстон, женой британского политика Гарри Уолстона, были безумствующим пиршеством плоти, полным особого вида чистой энергии, послужившей основой «великого романа о сексе», как сам автор называл его в письме к Кэтрин.

    Секс, в разнообразных формах и со всевозможными девиациями, всегда был одним из базовых лейтмотивов творчества ирландского режиссёра Нила Джордана, посему его интерес к творчеству подверженного обсессиям и активно потакающего собственному сластолюбию Грина представляется вполне естественным и закономерным. Несмотря на поверхностную голливудизированность картины и ощутимый крен в сентиментализм, невооруженным глазом видно, что мотивировало его прежде всего желание исследовать природу сексуальной одержимости. Мир сей киноленты замыкается на паре психически зависимых любовников: головокружительной светской красавице Саре Майлз (прототипом которой и послужила леди Кэтрин) и писателе Морисе Бендриксе. Где-то рядом почти незримо присутствует и безобидный тихоня мистер Майлз, но эти двое, сжираемые агонизирующей страстью и изнурённые собственной ненасытностью, слишком поглощены друг другом, чтобы замечать что-либо вокруг своей постели. В том числе сирены воздушной тревоги, разрывающиеся за окном снаряды и осыпающийся прямо на их разгоряченные тела потолок. Залпы Второй Мировой выполняют здесь роль пикантного саундтрека их любовных утех, придавая особой остроты и подчеркивая драматизм ситуации. Ведь скоро смолкнут сирены и осядет пыль, и тогда Морису придётся одеть на прелестные ножки Сары те ненавистные туфли, что унесут её обратно к законному супругу, оставив любовника давиться и захлёбываться слепой ревностью ко всему и вся. К покладистому мужу Сары, что терпеливо ожидает её дома; к чулкам Сары, чьи волнующие резинки так чувственно обхватывают её бёдра; да и вообще ко всему роскошному гардеробу Сары, который, по его мнению, должен кричать в экстазе при соприкосновении с её нежной алебастровой кожей. Он ревнует её к прошлым и даже будущим любовникам, предвкушая конец романа так часто, что совершенно не успевает насладиться текущим моментом. Ревнует настолько, что от всей чернильной глубины своей истерзанной сомнениями души желает ей смерти в момент, когда она наконец оставляет его наедине с его отравленными мыслями. Да, сексуального напряжения и эмоционального накала здесь почти достаточно, чтобы прикрыть тот факт, что на деле это сумасшедшая любовь воспалённого сознания, ослеплённого жаждой обладания, слишком поверхностная, слишком эгоистичная. Морис не признаёт личность в объекте своего вожделения, порицая мистера Майлза за то, что тот относится к жене как к бездушной фарфоровой статуэтке, он сам совершает всё ту же ошибку, легко распознавая её по звуку шагов, но не имея ни малейшего представления о том, что же творится в сердце этой женщины.

    Сюжетная подоплёка этой эстетической мелодрамы завязана на том ключевом моменте, что стал концом романа Сары и Мориса. Взрыв разрушает не только здание, но и отношения пары, что опять же является беззастенчивой эксплуатацией Грином фактов своей биографии. Угодившую в семейное гнездо бомбу, он в своё время воспринял как божественное провидение и повод из этого гнезда выпорхнуть. Своей героине он посылает такой же «знак свыше», тихо выводя её из жизни Мориса. Без видимых причин, без объяснений, без скандалов и истерик, и даже без безрассудного примирительного секса. Неизвестность будоражит вскипающую кровь покинутого самца, подстёгивая его во что бы то ни стало докопаться до истины. Но истина, которая всегда где то рядом, не способна подарить ему душевный покой, а лишь провоцирует новую желчную волну ревности и лютой ненависти. «Это история о ревнивом мужчине и ревнивом Боге, борющихся за душу женщины, которая отчаянно хочет поверить в одного из них». Открытие это одинаково внезапно и для самого Мориса, и для кинозрителей, ведь смещение акцентов при перенесении истории на большой экран оставило тему религии на задворках сознания, затуманенного кинематографическим сентиментализмом, результатом чего стало заметное содержательное обезвоживание конечного кинопродукта. И дело тут даже не в том, насколько ярче и многограннее выглядит на этом фоне густая декадентская смесь духовности и эротики в жизни Кэтрин Уолстон и Грэма Грина, которые, будучи оба католиками, оказались в замкнутом кругу религиозных запретов, ведь и внебрачная связь, и развод считались одинаково греховными. А в том дело, что в киноленте из-за штрихпунктирности подачи этой темы поступок Сары кажется алогичным, а все её душевные терзания совершенно надуманными, что нивелирует весь драматизм ситуации до дешёвых мыльнооперных страстей, придавая высокопарным словам о вечной любви оттенки фальши и уводя их в пошлость.

    Слова, вообще, есть нечто ирреальное, существующее вне времени и пространства. Слово печатное, особенно если это дневниковые записи рефлексирующего писателя, отнюдь не идентично живой разговорной речи. Красивая на бумаге лирика отдаёт удушающим пафосом, едва она наполнится звучанием человеческого голоса. Многозначительные фразы и художественные повторы, равно как и неутомимое бубнение закадрового голоса, лишь отдаляют зрителя от кажущихся то ли неискренними, то ли морально незрелыми персонажей, и следование букве первоисточника идёт лишь во вред реалистичности картины. С другой стороны, Джордану вполне удаётся передать поэтичность индивидуального авторского почерка Грина за счёт сизой атмосферности дождливого Лондона и томного течения повествования. Выбрав маркером идиоматическое выражение «You`ll catch your death», буквально означающее «вы простудитесь», но дословно переводящееся как «вы подхватите свою смерть», он заставляет это распространённое клише звучать как мрачное пророчество, нагнетая атмосферу и заведомо отнимая у зрителя веру в возможность хэппи энда. Примечательно, что пророчество это оказывается одинаково актуально и для героев романа, и для их прототипов. Судьбы Сары и Кэтрин, пусть разной степени романтичности и эффектности разрывов с любимыми, складываются пугающе похоже. А отношения Грэма Грина и Гарри Уолстона со временем трансформируются в тот дружественный союз, перспективу которого писатель предвосхитил для своего книжного воплощения ещё в первой главе. Искусство здесь зеркалит жизнь, а жизнь мимикрирует под искусство. В литературном и кинематографическом произведении всё подчинено художественному замыслу Автора, в жизни же — воле Творца.

    ---------------------------------------

    Наверное странно, но в основном, когда человек слышит, что фильм номинировался неоднократно на всякие престижные и популярные премии, тем более фильм прошлого века, он ожидает от него чего-то сверхъестественного и ждет, что кино обязательно зацепит. Очень тоскно когда такая идиллия рушится, хотя казалось бы и актерский состав хороший, но все равно что-то не то.

    «Конец романа», к сожалению, попадает в выше описанный разряд. Красочные съемки военных лет, история, которая изначально подается зрителю, молодые Файнс и Мур, но уж слишком банальны многие ходы, так что обо всем по порядку. В начале фильма нам показывают некого писателя, о котором зритель ничего не знает, который пишет рукопись о «любви-ненависти» (вскоре мы поймем, что это одна из тем фильма), живет свободной жизнью, не на фронте и т. д. Встречая своего друга Генри, как мы узнаем, через много лет (1941, потом 1946), которого, надо сказать, Стивен Ри сыграл великолепнейше, он предлагает помочь тому в расследовании неверности его жены (Мур). Сара в это время, уже чрезвычайно больна, и всё равно постоянно пропадает. Из, тогда еще неизвестного и не популяризированного слова, «флешбека», мы узнаем что у героя Файнса на слежку свои причины, поскольку героиня Мур в свое время была его любовницей и все было хорошо, но в один «прекрасный» день, их роман прекратился. Фильм поведает нам, что именно произошло за эти долгие 4 года войны и почему Сара вдруг так охладела к Морису...

    Персонально мне, фильм, показался неимоверно скучным, да — красивые любовные сцены, да — хорошие актеры, но уж слишком все как-то затянуто, как для такого фильма. Основная мысль — сравнение любви-ненависти и платонической любви, чрезвычайно «закопано» и понять четко и ясно возможно только ближе к концу. Возможно Нил Джордан так снимает, но ценность таких фильмов мне, к сожалению, пока что не понятно, ибо сейчас их штампуют пачками.

    Увы и ах, но этот фильм для меня не станет классикой или чем-то более существенным, чем многие фильмы просмотренные до того, поскольку всю историю, скорей всего, можно было бы уложить в полчаса и не мучать зрителя.

    ---------------------------------------

    Конец романа- кино, которое может показаться эталоном среди фильмов, рассказывающих о трагичной любви, любви-страсти, любви-ненависти. Да, здесь зритель имеет в наличии все, что необходимо для сюжета: роковая женщина в исполнении Джулианны Мур, которая вихрем врывается в жизнь мужчин и меняет ее так, что жизнь уже никогда не будет прежней; страдающий от испепеляющей его ревности не менее роковой любовник, чей образ воплотил на экране Ральф Файнс; немного жалкий, но при этом искренне преданный своей любви нелепый муж Стивен Ри...

    Казалось бы, все ингредиенты в наличии, к тому же режиссер нагнетает атмосферу загадочного расставания флешбеками в прошлое героев, зритель теряется в догадках, какую же страшную тайну хранит Сара и проносит ее сквозь эти годы... Однако созданную атмосферу для меня испортил персонаж Мориса Бендрикса. В образах других героев была недюжинная драма, супругам Майлс сопереживаешь и надеешься, что они вынесут выпавшие на их долю страдания. Сама Сара стойко переносит свою болезнь, а Генри всегда рядом, чтобы подставить плечо. В то время как Морис предстает перед нами этаким неразумным капризным мальчишкой, желающим получить все здесь и сейчас, винящим всех и вся в том, что его желаниям не суждено сбыться и ненавидящим окружающих за то, что у него отняли нечто дорогое. Для меня именно герой Рэйфа Файнса смотрится третим лишним в этом любовном треугольнике.

    За роль в этом фильме Джулианна Мур была номинирована на Оскар в 2000 году, ее игра в последней трети фильма была запоминающейся и заслуживающей, чтобы ее отметили тем или иным образом. Только положительные впечатления оставил и Стивен Ри, блестяще справившийся с ролью мужа-привычки. Надо быть справедливой, и Файнс был хорош в образе эгоиста-невротика.

    Однако не могу сказать, что Конец романа оставил заметный след в моей душе, во многом потому что она никак не лежит к персонажу Мориса Бендрикса... Еще одно доказательство того, как один некрепкий кирпич в фундаменте может разрушить все, что так любовно строили создатели ленты.

    ---------------------------------------

    Темно-розовое, взвихренное, вишневое кино, отмеченное какой-то особой магией. Как легким перышком по разгоряченной коже и черепаховым гребнем сквозь толщу волос. Все немного сомнамбулически, словно сквозь сон, но от этого страсть, пронизывающая каждый кадр, не становится глуше. Сон — это сказка, что-то преувеличенно прекрасное, фантасмагорическое, и Нил Джордан органично использует эту «сонную» эстетику, погружая зрителя в неопределенный, туманный, расплывчатый поток мыслей и поступков героев.

    Сара и Морис любят друг друга. И ничего, что так начинается 99% мелодрам — в этот раз все будет немного по-другому. Любовь Сары и Мориса выражается преимущественно в чувственных, молчаливых занятиях любовью и болезненном страхе потерять друг друга. И в какой-то мистической связи обоих с Богом, которого каждый из них обретает в критический момент жизни, когда движение вперед кажется невозможным. Порой создается ощущение, что единственное, что стоит между ними — это тот самый Бог и испепеляющая, паталогическая ревность Мориса, которая становится костяком, самым сердцем его чувства к Саре. Он ревнует ее даже к чулкам и туфлям, которые могут чувствовать ее тепло всегда, в то время как он изнывает от ревности, представляя ее в вялых объятиях нелюбимого ею мужа. А еще в объятиях доктора, священника, полицейского и вон того мужчины, который на нее сейчас посмотрел. А Сара просто любит, любит как никогда в жизни, и хочет, чтобы он в это верил.

    Под пронзительные струнные переливы они сплетаются телами, никогда не прерывая слияния губ и каждый раз Морис обращается с нею так нежно, будто все это для нее в первый раз. Они привыкают к этому как к лекарству, без которого невозможно обрести покой, как к способу общаться душами через тела. Но однажды что-то ломается: война, взрывы, удушливое дыхание опасности — и Морис и Сара перестают видеться. Он ненавидит ее, ненавидит Бога, ненавидит войну и все ненавидит. Знал бы он, чего стоило Саре это расставание.

    Нелинейность повествования, ретроспекции, перепутанные воспоминания с разных точек зрения окутывают картину туманом, через который надо пробраться, если хочешь понять хоть что-нибудь. И это я еще религиозно-мистическую сторону фильма не рассматривала. О любви ли эта картина? Можно ли говорить о любви, если Сара больше любила Бога, а Морис — свою ненависть? А по-моему можно. Я так и скажу: это история большой любви.

    ---------------------------------------

    Она влюбилась, когда ей было шестнадцать лет. Фотографии кумира, музыка его группы на полную мощность, пока мать из соседней комнаты не начнёт стучать кулаком в стену, двести раз просмотренные фильмы с его участием. Фанатство — удел молодых, почти все перерастают эту болезнь. Почти все. Года через три её увлечение уже стало вызывать опасения знакомых и друзей, которые изредка посещали её съёмную на тот момент квартиру.

    Осознавала ли она сама, что её «детство» слишком затянулось? Да, конечно. «Конец романа» — старый фильм, который она пересматривала, чтобы запастись аргументами для бесконечной риторики с «благожелателями». Ей не нравилась безэмоциональная Джулианна Мур, она морщилась, когда в кадре появлялись полные ягодицы героини, обтянутые комбинацией, в эпизоде молитвы. Голубоглазый устало-холённый Файнс с затаившейся как змея сложной страстью — не то любовью, не то безумной ненавистью, был ей больше по душе. Простенький сюжет, который она разгадала на раз-два. Не эти составляющие привлекали её внимание, она следила за действиями персонажа, который там есть, но которого там и нет — за действиями Бога.

    «Любовь не закончится только из-за того, что мы не будем встречаться. Люди всю свою жизнь беззаветно любят Господа, не видя его. Возможно, другой любви не существует». Это стало её Символом Веры. Познав любовь, любовь к мужчине, она смогла понять, почему люди любят Бога. «Тёмная ночь души», которой не нашлось места в фильме, но чьими отголосками полон роман Грэма Грина, стала её Псалтырём: кармелистская «возлюбленная», которая соединится с любовником — она поняла, что в этом есть не только эротический смысл, но и сакральный.

    Ей редко удавалось поделиться с кем-то своими мыслями, все её несмелые попытки оканчивались тем, что её обвиняли в кощунстве. И даже самые благожелательные говорили ей: «Бог знает о твоём существовании, Он любит тебя, потому и ты можешь любить Его. Но твой кумир понятия не имеет, что где-то ты любишь именно его, нет ничего глупее, чем хранить ему верность». Как объяснить, что дочернее чувство, которым она любила Господа, стало залогом поддержания эротического огня постоянной её земной любви к мужчине. Что любить — значит верить и не поддаваться сомнениям.

    Время проходит. Старенький фильм с незамысловатой моралью «верь и узришь чудо, храни любовь в своей душе» поддерживает её, когда ей плохо. Когда она видит, как подруги выходят замуж, когда понимает, что могла бы жить нормальной жизнью: в чём-то счастливой, в чём-то глупой. Надо только отказаться от своей любви, признать, что нет любви вечной, есть близкая, утилитарная. Убедить себя, что это не предательство.

    Сэкономленные на работе после института деньги она отложила на поездку в столицу, чтобы пойти на выступление в будущем месяце группы кумира. Нет, она не надеется попасть за кулисы, а если выпадет счастливый случай и она познакомиться с тем, кому посвящена её жизнь, у неё нет никакой уверенности, что тот полюбит её. Господь — не дед Мороз, который исполняет желания. У Него свои планы, свой путь для каждого и бесполезно, как герой Файнса, писать «Дневники ненависти» от того, что Он не выполнил самого главного.

    Она знает, что если останется верной этой слепой любви, ей предстоит жизнь тени и вечное искушение обыденностью. Юношеский максимализм прошёл и стены не увешаны бесконечными изображениями кумира, только одно фото на стене. Один взгляд, одно обещание. «Возможно, другой любви и не существует», — шепчет она себе. Чудо, которым завершается «Конец романа», вот её успокоение, подтверждение правильности её жизни. В которой будет только одна главная радость — сказать кому-то, быть может, тому, возлюбленному, а быть может, только Тому, что встретит её после жизни, всего нескольких слов, которых так мало и одновременно так много для итога: «Мир ловил меня, но не поймал».

    ---------------------------------------

    90-е годы прошлого века для меня связаны с Рейфом Файнсом благодаря его ролям в кинофильмах «Английский пациент « и «Список Шиндлера», каждый из которых я смотрела несколько раз, открывая для себя что-то новое при каждом повторном просмотре. Мне нравится этот английский актер. Мне нравится, когда за актера говорят его глаза, руки, телодвижения. Даже его молчание. Рейф Файнс именно такой. Проникновенный взгляд его глаз завораживает и притягивает. И смотря кинофильмы уже не знаешь кто перед тобой- он или его герой.

    «Конец романа» — фильм, который не оставил меня равнодушной. Не потому, что это слезливая мелодрама. Эта глубокая и проникновенная лента о любви, которая приходит единожды и от которой нет спасения. Придя, возможно, один раз в жизни она навсегда изменит течение времени, подарив счастье или опустошение.

    Мужчина пишет свой «Дневник ненависти» в надежде найти ответы на вопросы, которые его давно мучают. Он надеется понять то, что понять очень тяжело. Потому, что многое ему неведомо, а главное он так и не знает- почему 2 года назад его покинула любимая женщина.

    Как объяснять то, что невозможно объяснить. Что в момент наивысшего напряжения — когда речь идет о жизни и смерти- вдруг превращаешься в сгусток энергии, в слово и все для того, чтобы вымолить жизнь у судьбы для единственного мужчины, кого любишь больше себя самой. Слишком велика просьба- молитва за жизнь, а значит и тяжел крест, как расплата.

    Замкнутый круг невыясненных отношений: муж, жена, любовник. Никто из них не в силах отказаться от своей любви.

    «Скажи ЕМУ. Скажи, что я устала. Я не могу больше жить без тебя.»

    Великолепные актеры- Рейф Файнс, Джулиана Мур, Стивен Ри- вместе и каждый по отдельности- рассказали о любви прекрасной и трагичной- очень эмоционально, чувственно и лирично. Трагизм истории- лишь смерть смогла примерить двух мужчин и сохранить их любовь к одной женщине.

    Обязательно прочитаю книгу Грэма Грина.



    ---------------------------------------

    Красивый и необычный фильм о любви, ревности страсти и, как ни странно, отношению к вере и Богу. Хотя линия религии всё же не основная.

    Интересный сюжет: любовник нанимает детектива от имени мужа следить за женщиной, которая прервала их отношения. Мужчины! Ревнивцы и собственники, не хотят делить женщину ни с мужем, ни с другим мужчиной, ни даже.. . «с дождем».

    «Я измерял любовь ревностью, а ревность моя была бесконечна» — говорит главный герой фильма Морис (Рэйф Файнс).

    Очень порадовали актеры! Великолепный Файнс (давно люблю этого актера) — серьезный и спокойный, но в глубине его красивых светлых глаз таится опасность, гнев, одержимость. Поэтому он так загадочен и притягателен.

    Отлично сыграла красавица Джулианна Мур, также хочется отметить страдающего мужа (Стивен Ри).

    Фильм начинается с истории любви, страсти, ревности, затем расставание и новые неожиданные стороны развития отношений любовного треугольника. Рассказывать не буду — смотрите сами и не пожалеете! Потому что фильм очень хорош, если вам хочется окунуться в атмосферу красивого и эстетичного фильма о любви, с глубокой и страстной игрой актеров, эмоциями и психологией загадочной человеческой души.

    ---------------------------------------

    Роман замужней Сары Майлз (Джулианна Мур) и писателя Мориса Бендрикса (Рэйф Файнс) начался бурно и страстно. Они за короткое время успели стать единым целым и не представляли себе ни минуты друг без друга в дождливом и туманном Лондоне 40-х годов. Но однажды Сара внезапно охладевает к Морису и он только спустя годы отчаяния и ревности пытается выяснить истинные причины, побудившие Сару на предательство. Причины, которые откроют писателю горькую правду.

    Экранизировать одноименный роман Грэма Грина, который, как и многие другие его произведения, имеет религиозный подтекст, было предложено Нилу Джордану, режиссеру такого известного хита, как «Интервью с вампиром» (1994). История, поведанная на экране, представляет собой обрывистые воспоминания писателя Мориса, который посвящает очередной печатный труд своему страстному роману, столь трагически завершившемуся. Рваный монтаж оказывается здесь, как никогда, кстати, и выглядит довольно интересным решением, поначалу путая зрителя, и, только спустя некоторое время давая возможность понять, что к чему. Стилизация под ретро выполнена художниками безупречно — а именно, костюмы героев, автомобили, интерьеры домов. Атмосфера серого дождливого Лондона неспокойных 40-х годов тактично подчеркивает общее сентиментальное настроение фильма, как и взрывы снарядов II Мировой Войны неподалеку предрекают что-то недоброе роману этой красивой пары. Трагичные ноты музыкального сопровождения Майкла Наймана также способствуют приданию атмосферы, звуча своевременно и проникая куда-то глубоко в сердце (особенно композиция «Diary of Hate», которая чаще всего и звучит). Экранная пара славных актеров Файнс-Мур смотрится естественно и органично, излучая химию и заставляя им сопереживать. Особенно хочется выделить аристократичную Джулианну Мур (номинация на «Оскар», «Золотой глобус», и «BAFTA» за лучшую женскую роль), которая передавала эмоциональные состояния своей героини, в ряде случаев, лишь мимикой лица и глазами. Рэйф Файнс, впрочем, благодаря своей демонической сексуальности, был весьма убедительной кандидатурой для того, чтобы запросто влюбить в себя замужнюю женщину. Персонаж обманутого мужа в исполнении Стивена Ри выглядит необычно за счет своего несколько несвойственного поведения в подобной ситуации — эдакий флегматично-меланхоличный интеллигент, попадающий в категорию малахольных мужей-зануд, с которыми такие яркие женщины лишь умирают с тоски и ищут внимания на стороне.

    Основной бросившийся в глаза минус этой тонкой и печальной картины, на мой взгляд, это то, что она местами уж слишком напоминает дамский роман, например, по части диалогов персонажей (напр. о ревности к нижнему белью и обуви) и пренебрежения логикой поступков (напр. в городе бомбежка, а герои в этот момент беззаботно предаются половому акту). Эта самая концентрация «женскости» сказалась и на некотором эмоциональном сумбуре и сбивчивости повествования. Религиозный подтекст картины также, на мой взгляд, стоило раскрыть чуть полнее, чтобы он не оставлял вопросов к создателям после просмотра и не казался притянутым за уши. Но, в целом, кино оставляет только положительные эмоции и уж точно стоит на голову выше той же трагической мелодрамы «Осень в Нью-Йорке» китаянки Джоан Чэнь, вышедшей спустя год.

    В двух словах: Тонкая и печальная ретро-мелодрама с религиозным подтекстом.



    ---------------------------------------

    Вот она, эталонная мелодрама с элементами трагедии! Фильм, сразу и навсегда западающий в душу (коли она имеется в наличии), с первых кадров, с начальных титров, создающий непередаваемое настроение и погружающий во всеохватывающую атмосферу полумистической истории любви.

    «Конец романа» из той категории кинофильмов, которые воспринимаются целостно и проводить разбор которых, выискивая недостатки, совершенно не хочется.

    Если начать всматриваться, прикинувшись бесчувственным пнем, то можно сказать, что сюжет тут не отличается размахом, что характеры и образы героев неправдоподобны, что поступки их надуманны, что «так в жизни не бывает». Подобным образом могут рассуждать люди, на которых этот фильм не распространил свою магию.
    Остальные же, и я из их числа, не скажут про это кино ничего плохого и будут, вспоминая фрагменты фильма, испытывать некоторое душевное томленье, и будут рекомендовать его друзьям с комментарием типа «потрясающая история любви».

    Если среди волшебной атмосферы фильма попытаться проанализировать его конкретные составляющие, то несомненно в голову приходят слова «качество» и «профессионализм».

    Великолепная музыка Майкла Наймана является неотъемлемой частью картины. Повторяющаяся, но не надоедающая и всегда уместная, мелодия сопровождает зрителя от начала и до конца.

    Снят фильм великолепно. Стилизация под сороковые годы шикарная. Некоторые кадры настолько красивы, что слов на их описание не хватает.

    Актеры. Говорить об их отличной игре можно долго. Казалось созданные друг для друга и для этой совместной работы, Ральф Файнс и Джулианна Мур. Потрясающе трагичный и вызывающий жалость герой Стивена Ри. Кроме них еще нельзя не упомянуть Джейсона Айзекса (в роли священника) и Йена Харта (в роли детектива). Эти пятеро, да еще и сын героя Харта (в небольшой, но значимой роли) составляют один из лучших актерских ансамблей, которые мне только приходилось видеть!

    Напоследок, позволю себе упомянуть некоторые другие кинополотна, нарушив при этом «вакуум» исходного фильма. Но этим я хочу лишь подчеркнуть замечательность «Конца романа» и показать, что он является вполне земным фильмом, имеющим и свои недостатки и вызывающий некоторые ассоциации.

    По воздействию на себя могу сравнить этот фильм с «Любовным настроением» и «Фонтаном».
    Герой Файнса, военная эпоха, социальное положение персонажей — иногда во время просмотра переносили мыслями к «Английскому пациенту».
    Ну и нельзя не провести некоторые параллели с фильмом «Спеши любить». Кто смотрел оба фильма — знает о чем я.

    Приступлю, пожалуй, я теперь к прочтению одноименной книги. Думаю, что магия фильма от этого только усилится!

    Знаете ли вы что?

    [pkpvalue_trivia]
    Фильм снят по мотивам романа Грэма Грина «Конец романа» (The End of the Affair, 1951).